РУС ENG

+ 375 17 226 10 26     + 375 44 500 15 10

info@revera.by

Право на получение информации о деятельности хозяйственного общества

07 Декабря 2012

Право на получение информации о деятельности хозяйственного общества является одним из основных неимущественных прав его участников, которое  закреплено в подп. 2 п. 1 ст. 64 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) и абз. 3 ч. 8 ст. 13 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее — Закон об обществах).
Как следует из разъяснения, данного в ч. 9 п. 16 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 № 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)» (далее — Постановление № 20), данное право принадлежит лицам, имеющим статус участника хозяйственного общества на момент предъявления требования о предоставлении информации (подачи иска), а также выбывшим участникам, если требование (иск) о предоставлении информации связано с реализацией прав и законных интересов участника, вытекающих из его участия в коммерческой организации.
На наш взгляд, хозяйственное общество как «владелец» информации о своей деятельности не может и не должно ограждать доступ к такой информации участникам хозяйственного общества.
В случае если участник обращался в общество с требованием о предоставлении информации, но общество необоснованно отказало ему в ее предоставлении либо не ответило на его требование, участник вправе обратиться в суд за защитой нарушенного права способом, предусмотренным подп. 7 ст. 11 ГК, а именно путем присуждения исполнения обязанности в натуре. При этом участник не обязан указывать причины реализации своего права, обосновывать наличие интереса в получении информации и (или) ознакомлении с документацией, кроме случаев, установленных законодательством (п. 16 Постановления № 20).
Однако на практике камнем преткновения в реализации права участника на ознакомление с информацией о деятельности общества зачастую становятся нормы подп. 2 п. 1 ст. 64 ГК и абз. 3 ч. 8 ст. 13 Закона об обществах,  которые предусматривают, что участники хозяйственного общества вправе получать информацию о деятельности хозяйственного общества и знакомиться с его документацией в объеме и порядке, установленных уставом.
В связи с этим возникает закономерный вопрос – может ли устав общества ограничивать право участников на получение информации о деятельности общества, устанавливая конкретный (исчерпывающий) перечень информации и документов, с которыми вправе ознакомиться участник?  
В качестве ответа на поставленный вопрос рассмотрим несколько возможных вариантов положений устава, которые могут фактически ограничивать право участника на ознакомление с информацией о деятельности общества, и соответствующие подходы хозяйственных судов к данному вопросу.
Вариант 1. В уставе одного хозяйственного общества было предусмотрено, что с годовым отчетом (включая бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках) участники могут ознакомиться только непосредственно в обществе.
Наряду с этим в уставе также содержалось положение о том, что информация об обществе предоставляется участникам в течение 7 дней со дня обращения.
В связи с отказом общества предоставить запрошенную одним из участников информацию о деятельности общества такой участник обратился к нему с иском о предоставлении документов, указанных в ст.ст. 63, 87 Закона об обществах.
Позиция ответчика - общества - строилась на том, что устав, закрепляя ограниченный перечень документов, которые могут быть предоставлены участникам (по мнению ответчика, это могут быть только годовой отчет (включая бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках)), устанавливает объем документов, с которыми акционер вправе ознакомиться.
Истец обосновывал свои требования тем, что, во-первых, устав общества не определяет объем, а только порядок ознакомления с документами общества; во-вторых, положения устава позволяют участникам знакомиться не только со всеми документами, указанными в ст.ст. 63,87 Закона об обществах, но также и иной информацией о деятельности общества. Такая позиция была сформирована исходя из следующего.
Из смысла абз. 3 ч. 8 ст. 13 Закона об обществах следует, что законодатель выделил два понятия: «информация об обществе» и «документы общества».
Легальное определение информации и документа (документированной информации) содержится в Законе Республики Беларусь от 10.11.2008 «Об информации, информатизации и защите информации», согласно ст. 1 которого под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.
Согласно той же ст. 1 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» документированная информация – это информация, зафиксированная на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.
Системное толкование норм Закона об обществах и Закона «Об информации, информатизации и защите информации» позволяет сделать вывод, что документы хозяйственного общества всегда и есть информация об обществе, но не всегда информация является документом общества, она может быть представлена в иной, нежели документ, объективной форме и содержать сведения, которые не зафиксированы в документах общества. То есть термины «информация об обществе» и «документы общества» соотносятся по смыслу как содержание и форма.
Таким образом, предоставляя участникам право знакомиться с информацией о хозяйственном обществе, указанные выше положения устава общества позволяли, по мнению истца,  также знакомиться и с документами хозяйственного общества, указанными в ст.ст. 63,87 Закона об обществах.
Такая позиция истца была поддержана судом, и иск о предоставлении запрошенных истцом документов хозяйственного общества был удовлетворен судом в полном объеме.
При этом суд в решении указал, что устав общества может устанавливать только порядок предоставления информации, но не ограничивать право участника общества на получение информации об обществе. Данное решение было поддержано судом апелляционной инстанции.
Вариант 2. Устав хозяйственного общества предусматривает конкретный (ограниченный) перечень документов, с которыми вправе ознакомиться участник такого общества.
Применительно к данной ситуации судебная практика сводится к тому, что установление в уставе конкретного (ограниченного) перечня документов, с которыми вправе знакомиться участники общества, признается правомерным, так как при создании общества участники определяют объем, порядок и способ ознакомления с его документацией. При этом порядок (но не объем - прим. автора) ознакомления с документацией общества не должен противоречить требованиям действующего законодательства) ,
Однако существует и иной подход судов, в соответствии с которым устав общества может устанавливать порядок предоставления информации о деятельности общества, но не ограничивать право участника на получение информации о деятельности общества (такой вывод, в частности, был сделан судом по описанному выше делу, см. выше).
Следует отметить, что в Российской Федерации на уровне Гражданского кодекса закреплено, что уставом общества может устанавливаться только порядок предоставления участникам хозяйственного общества информации. Из этого следует, что установление в уставе ограниченного перечня информации, которая подлежит предоставлению участникам общества, является незаконным.
Вариант 3. В уставе хозяйственного общества предусматривается, например, что знакомиться с документами бухгалтерского учета вправе участники, владеющие в совокупности не менее 25% акций (долей) в уставном фонде общества. То есть право участника на ознакомление с документами общества ставится в зависимость от количества акций или размера доли.
В такой ситуации, на наш взгляд, имеет место не установление в уставе объема и порядка ознакомления с документами общества, а ограничение права участника на получение информации о деятельности общества. Соответственно, такие положения устава, ограничивающие права акционеров, не должны применяться.
Данный вывод подтверждается также судебной практикой. В ситуации, когда в уставе право на ознакомление с информацией о деятельности общества было поставлено в зависимость от количества акций, суд удовлетворял иски вне зависимости от того, обладал ли акционер установленным в уставе количеством акций. При этом суд констатировал, что при раскрытии информации должна быть обеспечена ее нейтральность, должно быть исключено преимущественное удовлетворение интересов одних групп получателей информации перед другими, т.е. право на информацию должен иметь каждый акционер.
Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу, что законом обществу предоставлено право в своих учредительных документах определять лишь порядок и объем предоставляемой (истребуемой) участниками информации о деятельности общества, но не вводить ограничения на получение информации вообще для акционеров (участников), не обладающих определенным количеством акций .

На наш взгляд, из буквального толкования норм подп. 2 п. 1 ст. 64 ГК и абз. 3 ч. 8 ст. 13 Закона об обществах следует, что устав хозяйственного общества может предусматривать ограниченный перечень информации и документов, с которыми вправе ознакомиться его участники. Вместе с тем устав не может ограничивать право участника на ознакомление с информацией о деятельности общества, когда такое право ставится в зависимость от количества акций или размера доли.
Однако такая позиция белорусского законодателя нередко приводит к злоупотреблению со стороны общества (мажоритарных акционеров) правом путем установления в уставе минимального перечня документов, с которыми могут ознакомиться участники (или минимально необходимого для ознакомления процента акций или доли), чем фактически ограничивается право участников общества на ознакомление с информацией о деятельности  общества. При этом незаконность действий общества доказать невозможно, поскольку пределы, в которых должен определяться в уставе объем предоставляемой информации, законодательством не ограничены.
С другой стороны, при ничем не ограниченном праве участника на ознакомление с информацией о деятельности общества во многом возрастает риск злоупотребления участником данным правом.
Однако в отношении злоупотребления правом со стороны участника общества сложилась определенная судебная практика. Так, в п. 16 Постановления № 20 указывается, что обращение участника в коммерческую организацию по поводу получения информации и (или) ознакомления с документацией должно соответствовать принципу добросовестности и разумности. При этом сформулированы примерные критерии добросовестности и разумности обращения участника: добросовестность и разумность имеют место в случае, если реализация права связана с участием в деятельности органов управления общества, намерением обратиться с иском в хозяйственный суд, произвести отчуждение акций, доли в уставном фонде и т.п.
На основании вышеизложенного представляется оправданным установить в ГК и Законе об обществах перечень информации, предоставление которой не может быть ограничено в уставе общества (к примеру, документы, указанные в ст.ст. 63, 87 Закона об обществах). В противном случае реализация как права участника на информацию о деятельности общества, так и ряда иных прав участником общества, в том числе имущественных, может быть затруднена.
Таким образом, предъявляя требование о предоставлении информации (и при обращении с соответствующим иском в хозяйственный суд) участнику необходимо учитывать следующие моменты.
Необходимо четко установить, определяется ли в уставе общества объем предоставляемой информации и документов, или же определяется только порядок. В случае, если уставом определяется только порядок предоставления информации представляется абсолютно законным требование о предоставлении любых документов общества, указанных в ст.ст. 63, 87 Закона об обществах, а также иной информации о деятельности общества.
В случае, если право на ознакомление с информаций о деятельности общества поставлено в зависимость от количества принадлежащих участнику акций, это не исключает, на наш взгляд, возможность любого участника (в том числе и не обладающего требуемым количеством акций) требовать предоставления информации.
По нашему мнению, нормы подп.2 п. 1 ст. 64 ГК, абз. 3 ч. 8 ст. 13 Закона об обществах нуждаются в корректировке  так, чтобы со стороны общества (или мажоритарных акционеров) не могло иметь место ограничение прав участников на получение информации о деятельности общества. К примеру, следует закрепить норму о том, что предоставление документов в меньшем объеме, чем определено в ст.ст. 63, 87 Закона об обществах, не может быть предусмотрено уставом общества.

Подпишитесь на наши новости в Facebook и получайте полезную информацию в удобной форме  

Kонсультанты

Оксана Котел

Руководитель судебной практики, адвокат

+375 17 226 10 26

ok@revera.by

Юлия Прокопенко

Адвокат

+375 17 226 10 26

yup@rcg.by