Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь за февраль 2020 года

REVERA продолжает серию ежемесячных обзоров судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь, опубликованной на официальном сайте. Оставайтесь в курсе последних тенденций и событий в сфере судопроизводства.

Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, мнения и разъяснения

Прокомментированы вопросы кадрового обеспечения состава судейского корпуса, открытость, эффективности и цифровизации правосудия.

Отмечены стратегические направления совершенствования законодательства в области судопроизводства:

  • единый ГПК;
  • экономический апелляционный суд;
  • развитие апелляционного производства в уголовном процессе;
  • переход от надзорного к кассационному порядку рассмотрению жалоб на судебные решения по уголовным и гражданским делам, вступившие в законную силу.

 

Постановления судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

1. Об устранении нарушений в осуществлении права собственности и переход права собственности на инженерное обеспечение к недвижимому имуществу

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в деле № 93-5/2019/444А/60К рассмотрен вопрос о правовом статусе «инженерного обеспечения гольф-полей», расположенного на земельном участке, а также о переходе права собственности на такой объект.

Истцом произведена государственная регистрация создания и возникновения права постоянного пользования на земельный участок. В результате строительства приняты в эксплуатацию три пусковых комплекса, в том числе, «инженерное обеспечение гольф-полей», а также произведена государственная регистрация двух капитальных строений на имя истца. Создание инженерного обеспечения в качестве объекта недвижимости не регистрировалось.

В последующем, в рамках исполнительного производства истец утратил право собственности на капитальные строения, а также утратил право постоянного пользования земельными участками, на которых они были возведены.

Истец обратился с иском к ответчикам с требованиями об устранении препятствия в осуществлении права собственности в отношении «инженерного обеспечения гольф-полей» и о понуждении обеспечить свободный доступ на земельный участок.

Позиция истца

Инженерное обеспечение не является принадлежностью объектов недвижимости, приобретенных ответчиками, соответственно, у истца сохраняется право собственности на него.

Позиция ответчиков

Ответчики приобрели право собственности на инженерное обеспечение ввиду перехода права собственности на капитальные строения, а также права пользования земельными участками. Истец не предоставил документов, подтверждающих право собственности на спорное имущество.

 

 

Суд отказал в удовлетворении иска.

Основные выводы:

  • предъявление негаторного иска, возможно лишь при наличии правоустанавливающих документов, подтверждающих право собственности или право иного законного владения;
  • при оценке состава имущества учитывается целевое назначение капитального строения, земельного участка и задач, возлагаемых на спорное имущество — в данном случае, «инженерное обеспечение гольф-полей» необходимо для возможности использования самих «гольф-полей» - земельных участков и находящихся на них строений, потому оно признано принадлежностью в составе передаваемого недвижимого имущества;
  • учитывается также содержание актов передачи судебных исполнителей.

2. Об установлении факта ничтожности соглашения об отступном в отношении доли в уставном фонде ООО

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в деле №101-8/2019/111А/93К рассмотрен вопрос об установлении факта ничтожности соглашения об отступном в отношении доли в уставном фонде общества с ограниченной ответственностью, заключенного в рамках процедуры банкротства индивидуального предпринимателя («ИП»).

В отношении ИП возбуждено производство по делу о банкротстве. В ходе ликвидационного производства управляющим установлено, что должник (ответчик 1) является участником ООО с долей в уставном фонде в размере 50%. По ходатайству одного из конкурсных кредиторов (ответчик 2) наложен запрет на отчуждение доли в уставном фонде ООО. Управляющий предлагал второму участнику ООО (истец) и самому ООО приобрести долю должника (ответчика 1), а также организовано проведение открытых торгов, которые не состоялись, в связи с отсутствием заявок.

Позднее кредитор (ответчик 2) и должник (ответчик 1) до снятия запрета на отчуждение доли заключили соглашение об отступном, по которому должник обязался передать кредитору долю в размере 50% в уставном фонде ООО взамен исполнения обязательства перед кредитором. Дополнительным соглашением стороны согласовали, что соглашение об отступном вступает в силу после снятия запрета на отчуждение доли. В последующем запрет был снят.

Второй участник ООО (истец) обратился с иском к кредитору и должнику об установлении факта ничтожности соглашения об отступном.

Позиция второго участника ООО (истца)

Стороны не могли совершать никаких юридически значимых действий, направленных на отчуждение доли в период до снятия судебного запрета.

Кредитор (Ответчик 2) фактически принял долю до снятия судебного запрета, что подтверждается его обращениями и отчетом управляющего.

 

Позиция кредитора и должника (ответчиков)

Соглашение об отступном соответствуют законодательству и не нарушало установленный запрет на отчуждение доли.

Суд отказал в удовлетворении иска.

Основные выводы:

  • не влечет ничтожность соглашения об отступном отсутствие решения общества и всех его участников на отчуждение доли третьим лицам при реализации доли в рамках процедуры ликвидационного производства;
  • нормы Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» подлежат применению с учетом специфики регулирования реализации имущества должника в процедуре экономической несостоятельности (банкротства);
  • отсутствует нарушение судебного запрета на отчуждении доли так как соглашение об отступном в редакции дополнительного соглашения вступает в силу после снятия судебного запрета;
  • учитывается также, что судебный запрет изначально был установлен для защиты интересов кредиторов должника, а заключение соглашения об отступном является выполнением управляющим плана прекращения деятельности должника.

3. Отсутствие итогового результата работ по договору и оплата отдельных этапов выполнения работ

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в деле №107-13/2019/182А/107К рассмотрен вопрос о том, подлежат ли оплате выполненные работы по отдельным этапам при не передаче итогового результата работ.

Между сторонами заключен договор на создание научно-технической продукции, по которому исполнитель (истец) по поручению (заказчика) принял на себя обязательства по выполнению научно-исследовательских работ. В соответствии договором предусматривается три этапа выполнения работ, каждый из которых оформляется актом, по завершению всех этапов работ исполнитель (истец) должен предоставить комплект научной, технической и иной информации, оформленной отчетом.

Договором предусмотрена поэтапная оплата, за законченные этапы с авансовым платежом в размере 50% от его стоимости, однако срок оплаты не предусмотрен. Исполнитель (истец) выполнил первые два этапа работ по договору, что оформлено актами сдачи-приемки научно-технической продукции.

В связи с неоплатой выполненных работ, исполнитель (истец) направил заказчику претензию и установил 15-дневный срок для оплаты выполненных работ. Заказчик (ответчик) оплату не произвел. Исполнитель (истец) обратился с иском в суд о взыскании с заказчика (ответчика) основного дола и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция исполнителя (истца)

Ответчик не исполнил свои обязательства по оплате выполненных работ по двум этапам, что подтверждается актами сдачи-приемки научно-технической продукции.

Позиция заказчика (ответчика)

У ответчика отсутствует материальный результат по итогам выполненных истцом двух этапов работ, поскольку предметом договора является комплект научной, технической и иной информации.

Без проведения работ третьего этапа, работа первых двух этапов, отраженная в актах, является незавершенной и не имеет ценности для заказчика (истца), в связи с чем, указанные акты не могут служить основанием для оплаты.

 

 

Суд удовлетворил исковые требования, однако принял другой период для расчета процентов за пользование чужими денежными средствами.

Основные выводы:

  • отсутствие результата работ по договору (в данном случае, отчета) не является основанием для отказа от оплаты промежуточных работ;
  • так как срок оплаты работ в договоре не установлен, в рассматриваемой ситуации, в рамках применения п. 2 ст. 295 Гражданского кодекса Республики Беларусь, моментом возникновения просрочки исполнения обязательства принят срок, установленный в претензии.

4. Взыскание убытков в порядке суброгации при нарушении застрахованным лицом правил парковки

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в деле № 474-21/2019/1526а/96К рассмотрен вопрос является ли нарушение правил парковки автомобиля препятствием для взыскания убытков страховой компанией в порядке суброгации.

Между организацией-владельцем автомобиля и страховой компанией (истец) заключен договор добровольного страхования наземных транспортных средств. В последующем автомобиль был поврежден в результате падения металлического забора строительной площадки, принадлежащего строительной организации (ответчику). Движение на этом участке автодороги запрещено для всех видов транспорта.

Страховая компания (истец) признала факт причинения вреда страховым случаем и обратилось с иском о взыскании со строительной организации (ответчика) убытков в порядке суброгации.

Позиция страховщика (истец)

Ответчик является лицом, ответственным за убытки, причиненные страхователю в результате падения забора на застрахованный автомобиль.

Позиция строительной организации (ответчик)

Вред причинен умышленными действиями водителя страхователя, припарковавшего автомобиль при наличии запрещающего дорожного знака.

Забор не является элементом строительной площадки.

 

Суд удовлетворил исковые требования в части, с учетом износа автомобиля.

Основной вывод:

  • падение забора на застрахованный автомобиль находится в прямой причинно-следственной связи с причинением вреда указанному транспортному средству, а факт его нахождения в неустановленном для парковки месте не является обстоятельством, освобождающим ответчика от возмещения причиненных убытков.

5. Отсутствие доказательств утраты права собственности на объект недвижимости как основание для иска о признании права собственности на такой объект

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в деле № 95-9/2019/166А/65К рассмотрен вопрос, может ли отсутствие доказательств утраты права собственности на объект недвижимости является основанием для признания права собственности на такой объект.

В 1791 году возведено нежилое здание, которое принадлежало приходу Римской-католической церкви. в 1920-1930 годах произведена реконструкция нежилого здания силами прихожан и священника.

В последующем, в 2019 году произведена государственная регистрация создания капитального строения в качестве здания библиотеки и возникновения права собственности у ответчика. В здании Ответчиком проведена реконструкция.

Религиозной организацией (истцом), зарегистрированной в 1992 году, подан иск о признании права собственности на капитальное строение.

Позиция религиозной организации (истец)

Истец является правопреемником прихода Римско-католической церкви, владеющим спорным имуществом с даты его постройки.

При этом в установленном порядке в собственность государства здание не обращено. Законных основания для нахождения его в ведении ответчика не имеется.

 

Позиция собственника (ответчик)

Ответчик является собственником спорного имущества, что подтверждается государственной регистрацией.

Суд отказал в удовлетворении иска.

Основные выводы:

  • судом учтено, что спорной вещи, в том виде, как ссылается истец, не существует, так как проведена ее реконструкция;
  • в рассматриваемой ситуации учтено, что отсутствуют какие-либо доказательства правопреемства и сохранения права собственности;
  • аргумент об отсутствии доказательств утраты права собственности не является достаточным для признания права собственности.