Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь за июнь 2020 года

REVERA продолжает серию ежемесячных обзоров судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь, опубликованной на официальном сайте. Оставайтесь в курсе последних тенденций и событий в сфере судопроизводства.

Обзоры, постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, мнения и разъяснения

Краткая информация

  •  приведена некоторая статистика рассмотрения дел: наблюдается устойчивый рост числа обращений с 2016 года, за 2019 году поступило 243 заявления и жалобы; около 20% истцов и заявителей – субъекты иностранных государств;
  •  за 2017-2020 годы рассмотрено 542 дела, основные категории споров: в сфере авторского права (72,6%) и в отношении товарных знаков (19,8%). Наибольшее количество споров – взыскание задолженности;
  • за 2017-2020 годы назначено 18 экспертиз;
  • разрабатывается модель организации апелляционного пересмотра решений Верховного Суда, вынесенных по первой инстанции. Одно из предложений: создание Апелляционной коллегии с равным количеством судей от существующих четырех коллегий. В такой модели судьи новой коллегии останутся в составе своих коллегий, а также будут рассматривать апелляционные жалобы на решения Верховного Суда, но при условии недопустимости повторного участия в пересмотре одного и того же дела.

Постановления судебной коллегии по экономическим делам 
Верховного Суда Республики Беларусь

1. Дело № 50-24/2019/321А/326А/533К: отсутствие пояснений специалиста в аудиозаписи протокола судебного заседания приравнивается к отсутствию протокола, что влечет отмену судебного постановления.

Судом рассматривался вопрос, является ли злоупотреблением правом со стороны заказчика оценки объекта недвижимого имущества не предоставление оценщику всей имеющейся документации, содержание которой могло повлиять на результат независимой оценки. 

На основании Указа Президента Республики Беларусь заменен заказчик (застройщик) по строительству жилого комплекса в Минском районе с Истца (бывший застройщик) на Ответчика (новый застройщик). Ответчик обратился за проведением независимой оценки объектов недвижимости к государственной оценочной организации, которая составила отчет и заключение об оценке, достоверность которых подтверждена экспертизой.

Истец обратился в суд с требованием о признании недостоверным результата оценки, так как, по мнению Истца, оценщику не предоставили полный объем документации, влияющей на результат оценки.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Истца и признал результат оценки недостоверным, основываясь на пояснениях специалиста и заключении судебной экспертизы. Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

Ответчик обратился с кассационной жалобой с просьбой отменить принятые по делу судебные постановления и принять новое постановление об отказе в удовлетворении иска.

Позиция Истца (бывший застройщик)

  • Ответчик злоупотребил правом и не предоставил оценщику всю имеющуюся документацию, что повлекло недостоверный результат оценки.

Позиция Ответчика (новый застройщик)

  • согласно ТКП 52.3.04-2015 оценщик самостоятельно определяет необходимую исходную информацию для проведения оценки, которую предоставляет заказчик на основании требования оценщика;
  • Истец не предоставил Ответчику полный комплект проектно-сметной документации, а акты С-2 содержали недостоверную информацию, потому не могли использоваться в качестве исходной информации для оценки;
  • экспертиза достоверности оценки не предполагает повторной оценки или сравнения отчетов об оценке, потому судебная экспертиза не может приниматься во внимание.

Суд кассационной инстанции установил процессуальные нарушения и отменил судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Основные выводы:

  • суд установил, что в судебном заседании четыре раза объявлялся перерыв, опрос специалиста состоялся в продолженном судебном заседании после последнего перерыва. В порядке ст. 189 ХПК составлен краткий протокол с приобщением аудиозаписи на CD-R. Однако на дисках отсутствовала аудиозапись устной консультации специалиста, хотя согласно письменному протоколу запись должна длиться около 41 минуты;
  • отсутствие в аудиозаписи протокола устных пояснений и консультаций специалиста рассматривается как отсутствие протокола, что является безусловным основанием для отмены судебного постановления (абз. 8 ч. 5 ст. 297 ХПК);
  • кроме того, суд установил, что суд первой инстанции привлек к участию у деле третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, однако оно не извещалось о проведении судебных заседаний, что тоже является безусловным основанием для отмены судебного постановления (абз. 3 ч. 5 ст. 297 ХПК).

2. Дело №112-21/2020/388А/512К: отсутствие реквизитов адреса в письме-признании долга и несоответствие претензии приложению к ХПК не являются основаниями для удовлетворения жалобы на действия нотариуса по совершению исполнительной надписи. 

Судом рассмотрен вопрос: может ли нотариус совершить исполнительную надпись на основании документом, не соответствующих требованиям законодательства о делопроизводстве.

Между продавцом и покупателем заключен договор купли-продажи недвижимого имущества. В последующем покупатель реорганизован путем выделения Заявителя (должника), позднее – реорганизован продавец путем выделения Заинтересованного лица (взыскателя).

Правопреемство отражено в преамбулах дополнительных соглашений к договору купли-продажи. Заявитель признал наличие долга в письме, а также акте сверки взаимных расчетов. Заинтересованное лицо обратилось к нотариусу для совершения исполнительной надписи. 

Заявитель, полагая, что нотариусом допущено нарушение – обратился с жалобой на действия нотариуса по совершению исполнительной надписи.

Позиция Заявителя (должника)

Нотариусу не представлены документы, подтверждающие наличие и признание долга, а также правоспособность:

  • основанием права требования является реорганизация, соответственно, Взыскатель должен был представить нотариусу разделительный баланс и акт передачи имущества;
  • письмо-признание долга не содержит реквизитов адресата, а претензия Взыскателя не содержит отметки Заявителя о ее поступлении;
  • претензия Взыскателя не соответствует ХПК.

Позиция Заинтересованного лица (взыскатель)

Действия нотариуса по совершению исполнительной надписи соответствует законодательству:

  • основанием права требования является договор купли-продажи недвижимого имущества, а не реорганизация;
  • недостатки делопроизводства Заявителя не влияют на содержание документов и их юридическую силу.

 

Суд отказал в удовлетворении жалобы.

Основные выводы:

- в рассматриваемой ситуации обязательство между сторонами, как и право требования возникли из договора, а не реорганизации. Факты правопреемства подтверждаются изменением договора дополнительными соглашениями;

- формальное несоблюдение делопроизводства (отсутствие реквизитов адреса, отсутствие входящей отметки о поступлении документа) не влияют на существо содержания и юридическую силу документов;

- вопрос соответствия претензии требованиям ХПК не имеет отношения к вопросу об обжаловании действий нотариуса. Более того, приложение к ХПК применяется к досудебному урегулированию спора до подачи иска, а в данном случае имеет место взыскание долга в бесспорном порядке.

3. Дело №43-12/2020/344А/551К: неосновательное обогащение у приобретателя возникает с момента предъявления потерпевшему третьим лицом к оплате надлежащих первичных учетных документов.

Судом рассмотрен вопрос: как определяется момент возникновения неосновательного обогащения у заказчика перед генподрядчиком за внедоговорные работы, выполненные субподрядчиком по согласованию с заказчиком.

Между Истцом (генподрядчик) и Ответчиком (заказчик) заключен договор строительного подряда. Для выполнения отдельных работ по устройству ограждений, которые не входили в объем работ по договору строительного подряда, Ответчик согласовал привлечение субподрядчика.

Истец заключил договор строительного подряда с субподрядчиком (октябрь 2016 года), который выполнил работы в ноябре 2016 года. В декабре 2016 года Ответчик отказался подписать дополнительное соглашение об увеличении объема по договору строительного подряда в связи с привлечением субподрядчика. Истец и субподрядчик подписали акт сдачи-приемки выполненных работ и справку С-3 за январь 2017 года только в мае 2017 года. 

В июле 2017 года налоговые органы списали сумму задолженности Истца перед субподрядчиком. Объект строительства введен в эксплуатацию в декабре 2017 года.

Истец обратился в суд 03.02.2020 с требованием о взыскании с Ответчика суммы неосновательного обогащения в сумме стоимости работ, выполненных субподрядчиком.

Позиция Истца (генподрядчика) 

  • субподрядчик, привлеченный по согласованию с Ответчиком, выполнил работы не входящие в предмет договора строительного подряда с Истцом, соответственно, у Ответчика возникает денежное обогащение в размере стоимости выполненных внедоговорных работ. 

Позиция Ответчика (заказчика)

Ответчик не оспаривает факт выполнения субподрядчиком строительных работ, однако, полагает, что срок исковой давности истек, так как:

  • срок исковой давности начал течь с декабря 2016, то есть с момента отказа Ответчика подписать дополнительное соглашение к договору строительного подряда с Истцом о включении внедоговорных работ;
  • право требования у Истца возникло с момента выполнения работ в ноябре 2016 года. 

Суд первой инстанции удовлетворил иск и посчитал, что срок исковой давности следует считать с момента ввода объекта в эксплуатацию (декабрь 2017). 

Суд кассационной инстанции оставил судебные постановления без изменения, однако посчитал моментом начала течения срока исковой давности – подписание акта сдачи-приемки выполненных работ между субподрядчиком и генподрядчиком (май 2017).

Основные выводы:

- выполнение внедоговорных работ субподрядчиком, привлеченным по согласованию с заказчиком, а также отсутствие возражений заказчика – свидетельствуют о возникновении у заказчика денежного обогащения в размере стоимости внедоговорных работ;

- так как основанием для расчетов за выполненные строительные работы является справка о стоимости выполненных работ, составленная на основании акта сдачи-приемки выполненных работ – неосновательное обогащение возникает с момента предъявления к приемке и оплате надлежащих первичных учетных документов.

4. Дело № 18-13/2020/159А/617К: допустимо отнесение убытков на перевозчика и их удержание из суммы платежей, подлежащих уплате за перевозку.

Судом рассмотрен вопрос: возможно ли отнесение на перевозчика убытков, понесенных экспедитором по разгрузке третьим лицом груза, а также штрафа за просрочку в доставке груза.

Между Истцом (Перевозчиком) и Ответчиком (Экспедитором) заключен договор на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов. В соответствии с договором перевозчик несет полную материальную ответственность за выполнение условий заказа с возмещением всех убытков путем удержания из платежей, причитающихся за перевозку.

На основании заявки Истец осуществил перевозку груза и доставил его получателю с просрочкой. Получатель груза предъявил претензию Ответчику о срыве разгрузки и уплате штрафных санкций. В связи с этим Ответчик и получатель заключили соглашение о выгрузке груза за счет Ответчика. 

Ответчик привлек третье лицо для оказания услуг по разгрузке и понесенные расходы, а также сумму штрафа удержал из причитающейся Истцу платы за перевозку.
 
Истец обратился с требованием о взыскании суммы основного долга в размере удержанных убытков и штрафа. Позднее Истец отказался от иска в части суммы долга в размере удержанного штрафа.

Позиция Истца (Перевозчика) 

  • не доказано причинение ущерба Ответчику, а расходы на разгрузку должен был нести получатель груза.

Позиция Ответчика (Экспедитора)

  • расходы понесены Ответчиком по причине ненадлежащего исполнения обязательств Истцом;
  • Ответчик действовал добросовестно и разумно в целях минимизации убытков, с учетом претензии получателя груза.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Основные выводы: 

- граждане и юридические лица свободны в заключении договора (ст. 391 ГК), потому могут предусматривать условие об удержании понесенных убытков из причитающихся платежей;

- в рассматриваемой ситуации убытки в виде расходов по организации и осуществлении разгрузки груза подтверждаются достаточными доказательствами, понесены по причине просрочки доставки груза Истцом, потому является обоснованным отнесение Ответчиком своих убытков на Истца.

Комментарий:

- в данном случае, в отличие от дела № 25-6/2020/224А/436К, где стоял вопрос об однородности требований и допустимости зачета неустойки и основного долга, суд не поднимал вопрос об однородности требований об оплате основного долга и убытков;

- неустойка за нарушение условий договора в любом случае не может быть предметом одностороннего зачета с основным долгом, и существует однозначная судебная практика по этому вопросу;

- вместе с тем, с убытками ситуация менее однозначная, существует как судебная практика, допускающая удержание и зачет убытков в счет суммы основного долга, так и обратная практика, полагающая, что убытки подлежат взысканию в судебном порядке, как и неустойка;

- превалирующая позиция, с который мы сталкивались, сводится к тому, что допускается зачет убытков в счет основного долга, если: такие убытки возникли из нарушения обязательства, за которое возник основной долг, к примеру, просрочка поставки конкретной партии товара и убытки, связанные с этой поставкой (1); размер убытков должен быть достаточно обоснован (2); условие о возможности зачета должно быть прямо предусмотрено в договоре (3).

5. Дело №9-6/2020/263А/558К: необходимость корректировки проектно-сметной документации может рассматриваться как уважительная причина одностороннего отказа от договора.

Судом рассмотрен вопрос: при наличии основания, предусмотренного в договоре строительного подряда, необходимо ли наличие вины субподрядчика для отказа генподрядчика от договора строительного подряда при наличии необходимости корректировки проектно-сметной документации.

Между Истцом (Субподрядчик) и Ответчиком (Генподрядчик) по результатам процедуры переговоров заключен договор строительного подряда. В соответствии с договором Ответчик вправе отказаться от договора в одностороннем порядке, в том числе, в случае приостановки строительства объекта по обстоятельствам, зависящим от Истца, а также при наличии уважительных причин с их письменным обоснованием и сообщением Истцу.

В период выполнения работ выявились недостатки проектно-сметной документации, в том числе, с учетом обращений Истца по вопросу необходимости корректировки локальных смет. Ответчик письмом уведомил Истца об отказе от договора в одностороннем порядке с обоснованием причин.

Истец не согласился с отказом Ответчика от договора и обратился в суд с требованием о признании одностороннего отказа недействительным.

Позиция Истца (Субподрядчика)

  • необходимость корректировки проектно-сметной документации не является уважительной причиной отказа от договора;
  • отсутствует вина Истца в невыполнении предусмотренных договором работ.

Позиция Ответчика (Генподрядчика)

  • необходимость корректировки проектно-сметной документации подтверждается доказательствами;
  • такие недостатки препятствовали исполнению договора обеими сторонами, что подтверждается неоднократным приостановлением строительства объекта.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Основные выводы: 

- договор строительного подряда может предусматривать односторонний отказа заказчика (генподрядчика) от исполнения договора при наличии уважительных причин, что прямо предусмотрено п. 79 Правилами заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденными Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 №1450;

- так как недостатки проектно-сметной документации приводили к приостановлению строительства работ – необходимость ее корректировки является уважительной причиной отказа от исполнения договора;

- вопрос об отсутствии вины Истца в невыполнении работ не влияет на дело, так как отказ от исполнения договора произошел по иным основаниям.

Решения судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь

1. Дело №12-01/66-2020: заказчик обязан оплатить вознаграждение за переданные исключительные права на продукт, в том числе, если не переоформлен доступ к серверу, на котором размещен проект.

Истец (правообладатель) осуществлял разработку интернет-сайта и расширения для браузера Chrome. Результаты разработок заархивированы и записаны на USB флеш-накопитель. 

Позднее между Истцом и Ответчиком (приобретателем) заключен договор уступки исключительного права, по которому к Ответчику перешли от Истца исключительные права на вышеуказанные результаты интеллектуальной деятельности. Также стороны подписали акт приема-передачи исключительных прав.

Ответчик частично оплатил переданные исключительные права. Истец обратился с претензией к Ответчику, однако она возвращена за невостребованием.

В связи с просрочкой исполнения обязательства по оплате переданных исключительных прав, Истец обратился с требованием о взыскании суммы вознаграждения.

Позиция Истца (Правообладателя)

  • Истец передал Ответчику исключительные права на результаты разработки интернет-сайта и расширения для браузера;
  • Истец передал Ответчику файлы, содержащие результаты разработки.

Позиция Ответчика (Приобретателя)

  • Истец не предоставил доступ к серверу (хостинг), на котором размещен проект, и к панели admitad с переоформлением номера телефона внутри аккаунта.

Суд удовлетворил требования Истца и взыскал сумму основного долга.

Основной вывод: вопрос предоставления доступа к серверу и переоформления аккаунта не относится к предмету спора о взыскании вознаграждения за переданные исключительные права на созданный продукт.

2. Дело №12-01/95-2020: не подлежит возврату сумма предоплаты, внесенная по одному из отдельных обязательств договора, если общий объем выполненных работ (оказанных услуг) по договору превышает эту сумму.

Истец (заказчик) заключил с Ответчиком (подрядчиком) договор, по которому Ответчик предоставлял Истцу услуги доступа и использования информационной системы (1); услуги по передаче информации от незарегистрированных пользователей системы (2); работы по доработке функционала системы под нужды Истца (3); работы по созданию обособленной копии информационной системы для Истца (4); техническое обслуживание и поддержку системы (5).

Договор предусматривал различные механизмы оплаты для отдельных обязательств: за пользование информационной системой предусмотрен определенный тариф, который взимается до потребления суммы предоплаты (абонентской платы); доработки производятся по предоплате, которая рассматривается в качестве абонентской платы за пользование системой. По договору абонентская плата не возвращается, в случае расторжения договора по инициативе Истца. Услуги по техническому обслуживанию учитываются отдельно и оплачиваются по почасовой ставке.

В период действия договора Ответчик предоставлял услуги пользования информационной системой, а также выполнял работы по отдельным обязательствам. Истец внес предоплату за пользование информационной системой, а также оплачивал работы по техническому обслуживанию. 

Всего Истец оплатил около 36 тыс. руб., Ответчик оказал услуги по использованию системы – 8 тыс. руб., техническому обслуживанию – 7 тыс. руб., доработке – 27 тыс. руб., итого 42 тыс. руб.
По инициативе Истца договор расторгнут по соглашению сторон. 

Истец обратился с требованием о взыскании предоплаты в размере 21 тыс. руб. за неотработанную часть абонентской платы, то есть без учета работ Ответчика по доработке.

Позиция Истца (Заказчика)  

  • Истец оплачивал непосредственно услуги по использованию системы и техническому обслуживанию, которые оказаны в меньшем объеме, чем произведена предоплата;
  • работы по доработке предусмотрены отдельным приложением к договору. 

Позиция Ответчика (Подрядчика)

  •  в соответствии с договором абонентская плата не подлежит возврату в случае расторжения договора по инициативе Истца;
  • стоимость работ по доработке не включена в стоимость абонентской платы за пользование информационной системой.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Основные выводы:

- суд рассматривал договор как смешанный: оказание услуг (использование информационной системы); выполнение работ (доработка функционала и формирование обособленной копии); использование результатов интеллектуальной деятельности (объектов авторского права);

- с учетом того, что совокупный объем оказанных услуг и выполненных работ превышает размер внесенной предоплаты (42 тыс. руб. против 36 тыс. руб.), то требование о возврате предоплаты является необоснованным. При этом судом учтено, что договор расторгнут по инициативе самого Истца.

Комментарий:

Исходя из текста решения, полагаем, что речь шла об элементе договора SaaS (software as a service / программное обеспечение, как услуга), которое суд квалифицировал как оказание услуги, что соответствует правовой природе явления. 

С точки зрения разумности, не рекомендуем вести отдельный учет по разным обязательствам в рамках одного договора с одним контрагентом. Если по текущему договору оказания услуг по использованию программного обеспечения требуется выполнение иных работ – лучше заключить отдельный договор. В противном случае суд может рассматривать в совокупности все разнородные обязательства одного договора, как в рассматриваемом деле.

Предыдущие обзоры судебной практики Верховного Суда 2020 года

май

 

 

 

Комментарии: семинар НЦПИ и Верховного Суда по теме применения п. 23 Указа от 24.04.2020 №143.

Дела: действие договора поручительства после ликвидации ИП; зачет и удержание неустойки из задолженности; одобрение договора поставки конклюдентными действиями; возражения должника при уступке права требования; неуплата процентов по займу как существенное нарушение договора.

 

Комментарии: сведения о работе СКИнтС Верховного суда за первый квартал 2020 года.

Дела: неправильное указание арбитражного института в соглашении; срок исковой давности при перемени лица в обязательстве; подтверждение полномочий представителя; задержка в доставке груза и пригодность товара к реализации; идентификация имущества при его истребовании.

 

Комментарии: интервью первого заместителя Председателя Верховного Суда газете «Звязда»; международная конференция о едином ГПК.

Дела: недействительность передаточного акта при реорганизации УП; предоставление рассрочки исполнения определения, утвердившего соглашение о примирении; действия работника в интересах нанимателя по размещению заказа; действие исполнительной надписи нотариуса после расторжения договора; возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с выявлением документа.

 

Комментарии: пресс-конференция первого заместителя Председателя Верховного Суда по итогам деятельности судов в 2019 года.

Дела: переход права собственности на инженерное обеспечение к недвижимому имуществу; соглашение об отступном, подписанное в период действия запрета суда на отчуждение; оплата отдельных этапов работ при отсутствии итогового результата; взыскание убытков в порядке суброгации; отсутствие доказательств утраты права собственности, как основание признать право на объект.

 

Комментарии: интервью судьи Верховного Суда по новациям трудового законодательства.

Дела: об оформлении права собственности по договору о долевом участии в строительстве; последствия признания недействительной госрегистрации недвижимого имущества для сделок; неопределенность договора уступки права требования; ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, как основание возмещения вреда; разъяснение госоргана, как основание для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.