Судебный кейс: перевод долга

Ключевой вывод по делу №53-9/2019/790А/816А/1121К:

соглашение кредитора и третьего лица об исполнении денежного обязательства должника не является переводом долга, если право такого исполнения предусмотрено в договоре между должником и третьим лицом.

Фактические обстоятельства:

Заказчик и Генподрядчик заключили договор строительного подряда по строительству объекта (далее – Договор генподряда). Согласно п. 5.4 Договора генподряда Заказчик имеет право производить расчеты за выполненные работы субподрядными организациями напрямую, письменно уведомив об этом Генподрядчика.

Генподрядчик и Субподрядчик подписали договор строительного подряда (далее - Договор субподряда) по выполнению отдельных работ на этом объекте. Субподрядчик выполнил работы, однако Генподрядчик уклонился от приемки работ и их оплаты. Субподрядчик обратился с иском в суд о взыскании основного долга и неустойки.

Определением экономического суда в 2017 году утверждено соглашение о примирении, согласно которому Генподрядчик обязался оплатить Субподрядчику часть основного долга и государственной пошлины по Договору субподряда в течение двух лет. 

Генподрядчик не исполнил соглашение о примирении, и, до окончания срока добровольного исполнения, участник Генподрядчика 04.02.2019 принял решение о ликвидации общества. Субподрядчик обратился за выдачей судебного приказа 19.02.2019.

Вместе с тем, Заказчик признал факт выполнения работ Субподрядчиком и согласился осуществить их оплату. Заказчик и Субподрядчик 25.01.2019 подписали Соглашение о расчетах, по которому Заказчик оплачивает Субподрядчику основной долг, а после этого на соответствующую сумму погашаются денежные обязательства Заказчика перед Генподрядчиком по Договору генподряда и Генподрядчика перед Субподрядчиком по Договору субподряда. Во исполнение соглашения о расчетах Заказчик произвел взаимозачет с Субподрядчиком, передал имущество и произвел платеж на оставшуюся сумму.

В последующем Генподрядчик (Истец), обратился с иском об установлении факта ничтожности соглашения о расчетах. 

Позиция Истца:

 

  • соглашение о расчетах фактически является договором перевода долга, которое заключено без волеизъявления должника (Генподрядчика), что не соответствует ст. 155, 360, 362 ГК;
  • соглашение о расчетах фактически подписано значительно позднее, в период нахождения Генподрядчика в процедуре ликвидации, что не соответствует порядку ликвидации и удовлетворения требований кредиторов на основании ст. 59, 60 ГК.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Генподрядчика и установил факт ничтожности соглашения о расчетах. Суды апелляционной и кассационной инстанций отменили решение суда первой инстанции, признав выводы суда ошибочными.
 

Выводы суда апелляционной и кассационной инстанции:

 

  • соглашение о расчетах не является переводом долга, так как Заказчик воспользовался правом производить расчеты за выполненные работы субподрядными организациями напрямую, как предусмотрено Договором генподряда.
  • выводы суда первой инстанции о подписании соглашения о расчетах после начала процедуры ликвидации ошибочны, поскольку Генподрядчик не заявлял о подложности соглашения о расчетах, и соответственно, это соглашение является допустимым доказательством, подтверждающим дату его подписания.
Комментарии:

 

В отношении вопроса перевода долга, стоит заметить, что поскольку в заключении соглашения о расчетах отсутствовала воля самого должника (Генподрядчика), то исполнение денежного обязательства перед Субподрядчиком можно квалифицировать как исполнение обязательства третьим лицом (ст. 294 ГК), но не как перевод долга. В таком случае п. 5.4 Договора генподряда может считаться способом возложения исполнения обязательства перед Субподрядчиком на Заказчика.

В отношении датирования договора, существует особенность, на которую редко обращают внимание: согласно п. 1 ст. 403 ГК договор считается заключенным в момент получения акцепта (согласия) стороной, предложившей заключить договор. На практике это означает, что если проект договора подписан и датирован одной стороной и, после этого, направлен другой стороне для подписания, то реальной датой заключения будет не дата, указанная в тексте договора, а та дата, когда первая сторона получит подписанный договор от второй стороны. Правило императивное и не может быть изменено сторонами. 

Обычно вопрос о конкретной дате заключения договора не возникает, но в данном деле это могло иметь существенное значение. Доказывание несоответствия даты в тексте договора и даты заключения договора обычно происходит с помощью данных Белпочта или электронной почты, подтверждающих дату направления подписанного другой стороной договора.

Ссылка на дело: https://clck.ru/SMwM3