Коммерческий директор – аффилированное лицо хозяйственного общества?

Ключевой вывод по делу № 145-5/2020/513А/1298К:

хозяйственное общество может обратиться с иском о признании недействительной сделки с заинтересованностью аффилированного лица, только, если спор касается аффилированных лиц непосредственно этого хозяйственного общества (истца).

Фактические обстоятельства

Истец (арендодатель) и Ответчик (арендатор) заключили договор аренды недвижимого имущества. Договор со стороны Истца подписан на основании доверенности коммерческим директором, который за 10 дней до заключения договора аренды приобрел 50% доли в уставном фонде Ответчика. Со стороны Ответчика договор аренды подписан директором.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, Истец в лице председателя ликвидационной комиссии обратился с иском о признании Договора недействительным на основании ст. 175 ГК (превышение полномочий представителем), ст. 180 ГК (злонамеренное соглашение представителей), а также ст. 56 и 57-1 Закона «О хозяйственных обществах» (сделка с заинтересованностью аффилированного лица).

По мнению Истца, Ответчик является аффилированным лицом по отношению к коммерческому директору, подписавшему договор аренды со стороны Истца, и директору Ответчика. Также указано на принадлежность коммерческому директору Истца 50% доли в уставном фонде Ответчика. В связи с этим, по мнению Истца, договор ограничивает права арендодателя (Истца) и заключен без соблюдения законодательства о сделках, которые совершены лицом с ограниченными полномочиями на ее совершение и с превышением таких полномочий. При этом в совершении сделки имеется заинтересованность аффилированных лиц, но согласия участников Истца на совершение сделки не было получено. Вследствие этого для Истца возникают неблагоприятные последствия.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования Истца удовлетворены, и договор аренды признан недействительным на основании ст. 57-1 Закона «О хозяйственных обществах». Основания недействительности сделки по ст. 175 и 180 ГК отклонены за недоказанностью. 

Однако кассационная инстанция не согласилась с выводами нижестоящих инстанций, отменила соответствующие судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение.

Выводы суда:
  • из буквального толкования ч. 1 ст. 57-1 Закона «О хозяйственных обществах» следует, что с иском о признании сделки недействительной на основании указанной нормы конкретное хозяйственное общество (как и его участники, члены коллегиального органа управления) может обратиться в том случае, если в совершении этой сделки имеется заинтересованность аффилированных лиц непосредственно этого хозяйственного общества;
  • обращаясь в суд с иском о признании оспариваемого договора недействительным, Истец должен был обосновать со ссылкой на конкретные доказательства наличие заинтересованности его аффилированных лиц в совершении этого договора, непосредственно указав таких лиц;
  • в исковом заявлении не содержится указания и обоснования со ссылкой на нормы законодательства и соответствующие доказательства того, что коммерческий директор, подписавший на основании доверенности договор аренды со стороны Истца, является аффилированным лицом последнего;
  • из материалов дела и содержания принятых по делу судебных постановлений также не усматривается, что суды первой и апелляционной инстанций выясняли, кто конкретно в данном случае является аффилированным лицом Истца, у которого имеется заинтересованность в совершении оспариваемого Договора. Ни суд первой инстанции, ни апелляционная инстанции в обжалуемых судебных постановлениях не указали, в силу какой нормы права и на основании каких доказательств коммерческий директор является аффилированным лицом обратившегося с настоящим иском Истца.
Комментарии:

Исходя из буквального толкования норм Закона «О хозяйственных обществах», при подаче обществом иска о признании недействительной сделки на этом основании, истец, среди прочего, должен идентифицировать аффилированных лиц «пострадавшего» хозяйственного общества (ст. 56 Закона) и доказать наличие их заинтересованности в совершении сделки (ст. 57 Закона).

Согласно ст. 56 Закона «О хозяйственных обществах» к аффилированным лицам относятся, в том числе, члены исполнительного органа или лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа.

Исходя из судебного постановления, один из ключевых вопросов состоит в оценке статуса лица, занимающего должность коммерческого директора и действующего на основании доверенности. С учетом норм ЕКСД, полагаем, что коммерческий директор – это заместитель директора по коммерческим вопросам, то есть он не является членом исполнительного органа или лицом, исполняющим функции единоличного исполнительного органа. 

Для сравнения, в Российской Федерации в Федеральных законах «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» используется более широкая формулировка «[…] лицо, являющееся контролирующим лицом общества, либо лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания». 

Также нужно помнить, что для признания сделки недействительной на основании ст. 57-1 Закона «О хозяйственных обществах», истцу необходимо доказать, что совершение оспариваемой сделки повлекло или может повлечь причинение убытков хозяйственному обществу или участникам этого общества, обратившимся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/0da5a01d9c8c46e3.html