Когда переписка с контрагентом может быть доказательством

Ключевой вывод по делу № 1ИГИП2014

электронные доказательства (переписка в мессенджерах, изображения актов оказанных услуг и пр.) являются допустимыми доказательствами при условии их надлежащего оформления.

Фактические обстоятельства:

Истец (Исполнитель) и Ответчик (Заказчик) заключили договор возмездного оказания услуг, в соответствии с которым Истец обязался по заданию Ответчика оказать услуги в области разработки, модификации и обеспечения технической поддержки программного обеспечения. Задания на оказание услуг должны были поступать в адрес Истца от Ответчика или с его ведома от третьих лиц посредством системы отслеживания ошибок и управления проектов или иным аналогичным образом.

Согласно договору, приём услуг должен осуществляться по акту приёма оказанных услуг, составленному в письменной форме и подписанному сторонами, который должен предоставляться Истцом ежемесячно в последний рабочий день месяца, если Ответчик не заявлял письменных претензий к качеству услуг, акт подлежал подписанию. Стоимость определяется исходя из почасовой ставки Истца.
Истец оказывал услуги в рамках проекта немецкой компании (третьего лица), которая по факту оказания услуг подтверждала объём времени, затраченного каждым из разработчиков по проекту, и перечисляла на расчётный счёт Ответчика определённую сумму денежных средств за оказанные услуги.
Истец оказывал услуги в феврале, марте, апреле и мае 2020 года. За апрель 2020 года по расчетам Истца услуги оказаны в объеме 176 часов, в мае 2020 года – 16 часов. 

Однако согласно письму немецкой компании, задания давались Исполнителю только в период времени по 21.04.2020 и все оказанные им услуги были приняты в срок. В апреле 2020 года приняты и оплачены услуги по разработке ПО в объёме 120 часов. После 21.04.2020 немецкая компания не давала какие-либо задания Истцу, потому никаких других услуг Истец не оказывал. 

Истец с этим не согласился и обратился с претензией к Ответчику об оплате оказанных услуг за апрель и май 2020 года, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.
В подтверждение объема оказанных услуг Истец предоставил фотографические изображения актов от 30 апреля 2020 года и от 31 мая 2020 года, подписанные Истцом в одностороннем порядке, а также переписку (в том числе, скриншоты чатов).
Судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь отказала в удовлетворении исковых требований.

Выводы суда:

- в соответствии с положениями ст. 20 и ч. 1 ст. 179 ГПК обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений. 

- не доверять сведениям, содержащимся в предоставленных Ответчиком актах, инвойсе и письме немецкой компании, у суда нет оснований, поскольку они согласуются друг с другом и не опровергнуты допустимыми и достоверными доказательствами, свидетельствующими об ином.

- изображения актов от 30 апреля 2020 года и от 31 мая 2020 года, приложенные Истцом к исковому заявлению в качестве доказательств объема оказанных услуг, не являются допустимыми доказательствами и не свидетельствуют достоверно об оказании услуг в указанном в них объёме, так как не содержат подписи уполномоченного представителя Ответчика, о принятии им услуг в этом объёме, оспариваются последним и опровергаются иными доказательствами.

- по этим же основаниям суд отвергает и представленные Истцом в материалы дела в качестве доказательств скриншоты переписки Ответчика и Истца и сведений из их чата. Данные скриншоты частично нечитаемые, изложены на иностранном языке, никем не заверены. Надлежащим образом удостоверенный перевод на язык судопроизводства (белорусский или русский) содержащегося в них текста суду не представлен;
- суд предложил истцу представить оригиналы письменных доказательств по делу либо полностью читаемые и надлежащим образом удостоверенные их копии с переводом на язык судопроизводства, разъяснил положения норм процессуального законодательства относительно бремени доказывания и порядка предоставления доказательств, но истец достаточных и допустимых доказательств не представил.

Комментарии:

Данное дело наглядно иллюстрирует критическую точку зрения суда по отношению к электронным доказательствам (документам в электронном виде, переписке в мессенджерах и электронной почте, скриншотам актов и иным), которые оформлены ненадлежащим образом.

С точки зрения судебной перспективы дела, крайне опасно ограничиваться коммуникацией по проекту в чатах мессенджеров или в системе управления проектами. 

Проблемой чатов является легкость их изменения одной из сторон: любая сторона может в два клика полностью стереть переписку, удалить или изменить свои сообщения, невыгодные для нее. В некоторых мессенджерах ограничен срок хранения файлов, потому инвойс, направленный несколько месяцев назад, уже будет невозможно восстановить, даже при обращении к серверу.

Проблема использования систем управления проектами в том, что одна из сторон его контролирует и легко может отключить доступ к нему оппонента или изменять/удалять сообщения. Естественно, если отношения сторон «на бумаге» ограничились только рамочным договором, а все задания и договоренности велись в системе управления проектами, то другая сторона практически утрачивает доступ к доказательствам.

Все доказательства должны отвечать критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности. В частности, в данном споре суд указал, что Истец не представил достаточных (т.е. подтверждающих обстоятельства, на которые ссылается Истец и которые подлежат установлению судом) и допустимых (т.е. являющихся тем средством доказывания, которое может подтверждать определенные факты) доказательств.

Согласно ст. 192 ГПК документы, полученные с помощью электронной, вычислительной и другой техники, являются доказательствами при условии их надлежащего оформления. Вместе с этим, ст. 192 ГПК не поясняет, что именно является надлежащим оформлением таких доказательств.

Существует позиция, что под надлежащим оформлением понимается только обеспечение доказательства нотариусом и его фиксация в протоколе осмотра. Однако, на наш взгляд, такой подход является некорректным, так как, во-первых, он не зафиксирован однозначно в законодательстве, во-вторых, это существенно ограничивает право ответчика на представление доказательств: нотариус может фиксировать доказательства только до начала судебного процесса – после возбуждения дела обеспечение доказательств является функцией суда. 

Потому на наш взгляд, допустимо представление в качестве доказательств распечатанных скриншотов и фотографических изображений при условии раскрытия источника их получения, заверения скриншотов лицом, участвующим в деле. На практике, при возникновении у сторон разногласий в отношении электронных доказательств, суд, как правило, оценивает такие доказательства в совокупности с иными доказательствами по делу, а также может исследовать доказательство в оригинале   проверить наличие сообщений (приложений к письму и т.д.) непосредственно с телефона или компьютера в учетной записи одной из сторон.

Приведенный судебный кейс подтверждает такой подход к оценке надлежащего оформления доказательств: в данном деле суд предложил истцу представить оригиналы переписки либо читаемые скриншоты. Соответственно, такое оформление электронных доказательств суд рассматривает как надлежащее соблюдение ст. 192 ГПК. 

Дополнительно, фиксация электронных доказательств также может осуществляться посредством проведения внесудебной компьютерно-технической экспертизы. В некоторых случаях, с учетом технических особенностей, экспертиза может быть более предпочтительной в сравнении с осмотром нотариусом или исследованием доказательств судом в оригинале.

Доказательства представляются в суд на языке разбирательства, то есть на русском или белорусском, потому переписка на иностранном языке должна сопровождаться с переводом.

Нужно учитывать, что договор может требовать определенный порядок оформления и порядка приема, фиксации результата работ разработчика. В частности, даже если бы в настоящем деле электронные доказательства были оформлены надлежащим образом, остался бы нерешенным вопрос с подписями Заказчика на актах, предоставленных Истцом, что прямо влияет на критерий «допустимости» таких доказательств.

Больше подробностей об использовании электронных доказательствах в суде можно найти по ссылке в видеозаписи онлайн-интенсива, на котором выступила наш адвокат Юлия Ошмян.

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/intell/comp/098993393bd54f0b.html