Ответственность экспедитора за утрату груза

Ключевой вывод по делу №96-16/2020/А/А/К

Водитель, который не является работником экспедитора, может быть приравнен к его представителю, что влечет ответственность экспедитора за утрату груза.

Фактические обстоятельства

Ответчик (Исполнитель) и Истец (Заказчик) заключили договор, связанный с организацией перевозки груза – договор не имел точного наименования. Во исполнение договора стороны оформили заказ в виде заявки на перевозку груза по маршруту Республика Беларусь, г. Поставы - Казахстан, г. Алматы.

Для осуществления перевозки груза Ответчик привлекал третье лицо, которое при рассмотрении дела не подтвердило в последующем заключение договора. Ответчик подтвердил принятие заявки к исполнению и представил данные водителя, на имя которого впоследствии Истец выдал доверенность на получение товара. Водитель не являлся работником Ответчика.

По CMR груз получен водителем Ответчика и в качестве транспортера (перевозчика) в CMR указан Ответчик. Однако на место разгрузки в Республику Казахстан, г. Алматы груз не поступил.

В связи с этим, Истец обратился в экономический суд г. Минска с исковым заявлением о взыскании с Ответчика стоимости утраченного груза, указав, что Ответчик нарушил обязательства по Договору.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Суд первой инстанции при вынесении решения руководствовался тем, что Истец не доказал факт принятия Ответчиком груза в свое ведение, поскольку Ответчик не выдал расписку экспедитора, а указание Ответчика в CMR в качестве перевозчика не свидетельствует о принятии последним груза в свое ведение, так как водитель не является его работником. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения. 

Однако кассационная инстанция не согласилась с выводами судов нижестоящих инстанций, отменила судебные постановления и вынесла постановление об удовлетворении исковых требований.

Выводы суда кассационной инстанции
  • из условий договора следует, что Ответчик несет предусмотренную КДПГ ответственность за сохранность груза с момента принятия его у грузоотправителя до момента передачи грузополучателю по количеству мест и качеству упаковки, но не отвечает за содержимое грузовых мест, если их упаковка не нарушена и не имеется доступа к содержимому;
  • условиями заявки на перевозку груза предусматривалось, что Ответчик, как исполнитель, несет ответственность за выполнение условий транспортного заказа с возмещением всех убытков или штрафов, возникших или предъявленных в результате его действий или упущений;
  • по правилам толкования статьи 401 ГК, учитывая смысл положенных в основу договора условий в целом и действительную волю сторон – договором предусматривалась возможность привлечения к ответственности Ответчика (как исполнителя) за утрату груза, в том числе, когда и он выступал в организованной им перевозке экспедитором.
  • в соответствии с условиями договора именно Ответчик принял заказ к исполнению, предоставил Истцу данные на водителя, который в силу условий договора и являлся уполномоченным представителем перевозчика – этому лицу согласно CMR, где Ответчик назван в качестве перевозчика, и был выдан груз. В оформленной между сторонами заявке на перевозку не были указаны какие-либо третьи лица, названные в качестве перевозчика. То есть в данном случае имела место передача груза в ведение Ответчика. 
  • о принятии Ответчиком груза в свое ведение свидетельствуют также его обращение в правоохранительные органы по факту утраты груза и в страховую организацию с целью выплаты страхового возмещения.
Комментарии REVERA

В судебной практике Республики Беларусь имеется ряд примеров, когда суд квалифицировал правоотношения по договору транспортной экспедиции как отношения по договору перевозки и приходил к выводу, что формально указанный «экспедитор» по договору несет ответственность как перевозчик (к примеру, по делу № 13-21/2020/236А/466К).

По общему правилу, экспедитор будет нести ответственность за сохранность груза, в случае принятия груза в свое ведение, о чем говорит ст. 27 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности». При этом в силу ч. 3 ст. 27 указанного Закона договором может быть предусмотрено предъявление требований, связанных с сохранностью (утратой) груза непосредственно экспедитору даже в том случае, если экспедитор не принимает груз в свое ведение.

Данное дело также представляет собой наглядный пример применения правил толкования договора (ст. 401. ГК). В данном деле в результате толкования и анализа договора и заявок на перевозку, с учетом общей действительной воли сторон, суд установил, что договор предусматривает, что ответственность за утрату груза несет именно Ответчик.

Примечательно также, что суд учел статус водителя, содержание CMR и факт обращения Ответчика в правоохранительные органы и страховую организацию. Фактически, водитель, хотя не являвшийся работником Ответчика, признан действующим от его имени, что привело суд к выводу об установлении факта принятия груза в ведение Ответчика, несмотря на отсутствие расписки экспедитора (ч. 2 ст. 27 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности).

К слову, такая расписка может выдаваться экспедитором по форме, утвержденной Международной федерацией экспедиторских ассоциаций (FIATA FCR).

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/ef8327658877487e.html