Судебный кейс: Что считать платежом по исполнительному производству

Ключевой вывод по делу №48-11сж/А/К

При добровольном осуществлении платежей должником кредитору в исполнительном производстве необходимо, чтобы назначение платежа позволяло идентифицировать исполнительный документ.

Фактические обстоятельства

Между Взыскателем (латвийский банк) и Должником (белорусская организация) заключен кредитный договор. В связи с просрочкой погашения кредита Взыскатель обратился с иском в третейский суд Ассоциации коммерческих банков Латвии с требованием о взыскании сумм основного долга и неустойки. Третейский суд Ассоциации коммерческих банков Латвии удовлетворил исковые требования и вынес решение, которое позднее признано определением экономического суда г. Минска. 

На основании судебного приказа на территории Республики Беларусь возбуждено исполнительное производство. После возбуждения исполнительного производства Должник частично погасил задолженность путем перечисления денежных средств на счет Взыскателя со ссылкой в назначении платежа на определение экономического суда г. Минска о признании и приведение в исполнение арбитражного решения, а также на кредитный договор.

После осуществления платежей Должник подавал судебному исполнителю ходатайства об уточнении суммы долга по исполнительному производству с представлением платежных поручений. Судебный исполнитель удовлетворял такие ходатайства и зачитывал платежи в счет погашения задолженности в рамках исполнительного производства.

Взыскатель не согласился с действиями судебного исполнителя, так как полагал, что добровольные платежи Должника совершены вне рамок исполнительного производства. Взыскатель обжаловал действия судебного исполнителя и потребовал:

  • обязать судебного исполнителя запрашивать у Взыскателя сведения о распределении поступивших от должника сумм;
  • уточнить сумму долга по исполнительному производству с учетом представленной Взыскателем информации.

В удовлетворении жалобы Взыскателю отказано, в связи с чем он обратился в экономический суд г. Минска. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция Взыскателя
  • по мнению Взыскателя, судебный исполнитель должен руководствоваться законодательно определенной очередностью погашения, установленной в стране нахождения Взыскателя (Латвия), так как применимое право к договору – латвийское;
  • Взыскатель, руководствуясь ст. 1843 Гражданского закона Латвийской Республики (порядок погашения требований по денежным обязательствам), частично отнес добровольные платежи Должника на проценты за пользование кредитором, которые не являлись предметом исковых требований, соответственно совершены вне рамок исполнительного производства;
  • по мнению Взыскателя, представленные Должником документы о погашении задолженности не соответствовали абз. 2 ч. 4 п. 280 Инструкции по исполнительному производству, так как не содержали ссылки на судебный приказ, в соответствии с которым возбуждено исполнительное производство.
Выводы суда
  1. В соответствии с законодательством об исполнительном производстве исполнение исполнительного документа может осуществляться добровольно, о чем в силу статьи 18 Закона об исполнительном производстве стороны обязаны представить судебному исполнителю информацию;
  2. Принимая во внимание назначения платежей – платежные поручения подтверждали факт исполнения определения о признании и приведении в исполнение арбитражного решения, во исполнение которого и был выдан судебный приказ, на основании которого было возбуждено исполнительное производство. Указание в назначении платежа определения, ставшего основанием для возбуждения исполнительного производства, позволяет идентифицировать платеж с исполнительным производством и отражает волю Должника на погашение долга;
  3. Судебный исполнитель действовал в пределах представленных ему полномочий, учтя произведенные самостоятельно Должником платежи в счет погашения задолженности по исполнительному производству, так как Должник представил надлежащие документы согласно абз. 2 ч. 4 п. 280 Инструкции по исполнительному производству, в подтверждение факта частичного исполнения исполнительного документа.
  4. Судебный исполнитель действовал в пределах предоставленных ему полномочий и не допустил нарушения прав и законных интересов взыскателя, так как у него имелись предусмотренные законодательством об исполнительном производстве основания для уточнения суммы долга, подлежащего дальнейшему взысканию с учетом частичного исполнения исполнительного документа;
  5. Ссылки Взыскателя на необходимость соблюдения судебным исполнителем законодательно определенной очередности погашения (ст. 1843 Гражданского закона Латвийской Республики), установленной в стране его нахождения, ошибочны, так как не основаны на законодательстве об исполнительном производстве в Республике Беларусь.
Комментарии REVERA

1. В делах об обжаловании действий судебного исполнителя суд проверяет формальную сторону соблюдения законодательства об исполнительном производстве. Потому ключевой вопрос в деле состоял в оценке соблюдения судебным исполнителем абз. 2 ч. 4 п. 280 Инструкции по исполнительному производству.

В соответствии с абз. 2 ч. 4 п. 280 Инструкции по исполнительному производству подтверждением факта исполнения должником исполнительного документа является оригинал или заверенная копия документа, подтверждающего совершение платежа в пользу взыскателя и оформленного в соответствии с требованиями законодательства (квитанции, платежного поручения, карт-чека и т.д.).
Исходя из текста постановления, Должник указывал в назначении платежа определение экономического суда г. Минска, которым признано арбитражное решение, и на основании которого выдан судебный приказ. Потому, в данном случае, без труда можно установить, что платежи осуществлялись в рамках исполнительного производства. В связи с этим судебный исполнитель действовал в рамках Инструкции по исполнительному производству.

С другой стороны, если бы Должник указывал в платежных поручениях только кредитный договор, то ситуация была бы значительно сложнее. В рамках одного договора могут быть суммы, как находящиеся в исполнительном производстве, так исполняемые должником добровольно. Тем не менее, полагаем, суд бы всё равно оценивал действия судебного исполнителя через призму абз. 2 ч. 4 п. 280 Инструкции по исполнительному производству, которая не обязывает судебного исполнителя согласовывать со Взыскателем распределение поступивших денежных средств. 

2. Кроме того, в любом случае, белорусский судебный исполнитель должен действовать, исходя из норм белорусского законодательства, а не иностранного права, даже применимого к договору.
Действительно, ст. 1843 Гражданского закона Латвийской Республики указывает, что если кто-либо уплачивает только часть своего долга, то его платеж вначале засчитывается в еще не уплаченные проценты (1), затем на погашение капитала (2) и лишь потом на погашение неустойки (3). В Беларуси ст. 300 Гражданского кодекса предусматривает несколько иную очередность: издержки кредитора по получению исполнения (1); основная сумма долга и проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству (2); проценты, предусмотренные статьей 366 и неустойка (3).

Однако для судебного исполнителя не имеет значения правовая природа взыскиваемых сумм (основной долг, неустойка, проценты) – в рамках исполнительного производства фигурирует общая сумма подлежащих взысканию денежных средств. Законодательство не требует от судебного исполнителя отдельно зачитывать поступающие суммы платежей, исходя из очередности ст. 300 Гражданского кодекса.

В связи с этим, полагаем, что даже если бы Взыскатель доказал, что подлежит применению очередность, установленная законодательством Латвии, это бы никоим образом не повлияло на оценку судом действий судебного исполнителя, так как он действовал в соответствии с Инструкцией по исполнительному производству.

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/91dc76624cb346a7.html