Судебный кейс. Раздвоение личности: банкротство ИП не освобождает от обязательств, принятых им лично

Ключевой вывод по делу № 156ЭИх/211

банкротство индивидуального предпринимателя не освобождает его от ответственности по обязательствам из предпринимательской деятельности, принятым как физическим лицом.

Фактические обстоятельства

Решением третейского суда Ассоциации коммерческих банков Латвии в апреле 2017 года взыскана солидарно с индивидуального предпринимателя Г., физического лица Г. («Должник») и иных должников в пользу Взыскателя (резидент Латвийской Республики) задолженность, вытекающая из кредитного договора в размере: основной суммы кредита (1); процентов за пользование суммой кредита и процентов за просрочку исполнения (2) неустойки (3) вознаграждения за оформление изменений в договоре (4); расходов за полученные юридические услуги и расходов третейского суда (5). В соответствии с решением третейского суда с должников подлежат взысканию предусмотренные законом проценты в размере 8% годовых от неоплаченной суммы долга до дня выполнения решения.

Обязательства Должника вытекали из договора поручительства, в котором он принял на себя обязательства выступить поручителем и отвечать по кредитным обязательствам сторонней организации и как индивидуальный предприниматель, и как физическое лицо. Решением третейского суда взыскание произведено с Должника, как с индивидуального предпринимателя, так и с физического лица. 

Должник как индивидуальный предприниматель признан банкротом в декабре 2019 года.

Экономический суд Минской области в феврале 2021 года частично удовлетворил заявление Взыскателя, признал и привел в исполнение Решение в части солидарного взыскания с Должника (как физического лица) суммы задолженности, включая предусмотренные законом проценты в размере 8% годовых от неоплаченной суммы долга до дня выполнения решения.

Суд кассационной инстанции оставил в силе определение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

Позиция Должника
  • суд безосновательно восстановил Взыскателю срок для предъявления решения к принудительному исполнению;
  • так как должник, в качестве индивидуального предпринимателя признан банкротом, то требования кредиторов, в том числе по обязательствам Должника по кредитному договору и расходам третейского суда, признаны погашенными в рамках дела о банкротства в декабре 2019 года.
Выводы суда

1. В ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвенция) не указывается на истечение срока давности как основание для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения. Это обстоятельство также отмечено в ч. 3 п. 13 постановления Пленума Верховного Суда от 23.12.2014 № 18 «О применении законодательства о признании и исполнении решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений».

Следовательно, пропуск Взыскателем трехгодичного срока, предусмотренного ч. 2 ст. 250 ХПК, не является основанием для отказа в признании и приведении в исполнение решения третейского суда на основании Нью-Йоркской Конвенции.

2. Должник принял на себя обязательства выступить поручителем и отвечать по кредитным обязательствам по кредитному договору и как индивидуальный предприниматель, и как физическое лицо. В связи с этим, решением третейского суда взыскание произведено с Должника как индивидуального предпринимателя, и как физического лица.

Несмотря на то, что определением экономического суда Минской области о банкротстве Должника как индивидуального предпринимателя неудовлетворенные требования кредиторов признаны погашенными, данное погашение обязательств, вытекающих из предпринимательской деятельности, в рамках процедуры банкротства не освобождает Должника как физического лица от исполнения обязательств, принятых на себя как физическим лицом.

3. Судом признана возможность взыскания процентов, выраженных не конкретной суммой, а в формуле (8% годовых от неоплаченной суммы долга до дня выполнения решения). 

Комментарии REVERA
  • Касательно материально-правовой стороны спора, в первую очередь стоит отметить, что суд подтвердил возможность признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения, которое предусматривает формулу расчета процентов, а не точный их размер. Подобную практику экономических судов уже можно назвать устоявшейся. В деле № 7-31их/2020/1023К СКЭД отметила, что «суд Республики Беларусь не может изменить содержание решения иностранного суда», потому оставила без изменения определение суда первой инстанции о признании решения польского суда, в котором размер подлежащих взысканию процентов выражен через формулу. 

Аналогичные решения признаются также и системой общих судов, к примеру, СКГД 22.02.2021 признала решение российского суда, в котором сумма процентов определяется по ст. 395 ГК РФ через ключевую ставку Центробанка РФ.

Вместе с тем, на наш взгляд, иностранное (арбитражное) решение, в котором размер процентов рассчитывается, а не заранее определен, должно содержать четкую формулу расчета с указанием процентной или иной стаи, которая будет понятна белорусскому судебному исполнителю. К примеру, в ситуации с решением российского суда, признанного СКГД, представляется затруднительным последующее исполнение, так как судебный исполнитель вынужден обращаться к российскому законодательству для определения подлежащей взысканию суммы.

  • В рассматриваемом деле СКЭД также подтвердила практику, что банкротство индивидуального предпринимателя не влияет на личные обязательства Должника как физического лица. Однако это дело примечательно тем, что Должник прямо принял обязательство на себя, как на физическое лицо, что отмечено в решении третейского суда.

Согласно п. 34 Инструкции по исполнительному производству, утв. Постановлением Минюста № 67, в случае предъявления в орган принудительного исполнения заявления (представления) о возбуждении исполнительного производства в отношении индивидуального предпринимателя после исключения его из ЕГР исполнительное производство подлежит возбуждению в отношении него как гражданина. При этом данное правило не работает при исключении ИП из ЕГР по решению суда в связи с экономической несостоятельностью (банкротством).

Таким образом, если бы договор поручительства и решение третейского суда не содержали формулировки о принятии Должником обязательства как на физическое лицо, то наиболее вероятно, что суд отказал бы в приведении в исполнение решения третейского суда и посчитал бы обязательства Должника погашенными.

  • Следует отметить, что решения третейского суда при Ассоциации коммерческих банков Латвии (Court of Arbitration of the Association of Commercial Banks of Latvia) уже не первый раз становятся предметом рассмотрения экономических судов Республики Беларусь. Совсем недавно мы разбирали кейс, связанный с исполнительным производством на территории Беларуси, инициированное также по решению данного третейского суда (дело №48-11сж/А/К).

Исходя из информации на официальном сайте Ассоциации коммерческих банков Латвии, третейский суд создан в 1993 году, является постоянно действующим и расположенным по месту нахождения ТПП Латвии. На сайте суда размещен также арбитражный регламент, в том числе на русском и английском языках. В открытом доступе отсутствует какая-либо информации о статистике суда, списке третейских судей и т.д.

В Республике Беларусь, также существует специализированный третейский суд при Ассоциации белорусских банков.

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/4ce2b42b584740d9.html