Судебный кейс: Пределы уменьшения неустойки

Ключевой вывод по делу

№126-8/2020/118А/1177К: критерии для установления несоразмерности неустойки имеют оценочный характер, суд не связан сложившейся судебной практикой.

Фактические обстоятельства

Перевозчик (Истец) и Заказчик (Ответчик) заключили договор об организации перевозок грузов автомобильным транспортом (Договор). Ответчик допустил просрочки в оплате оказанных услуг, и Истец обратился с иском о взыскании основного долга, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В соответствии с Договором ставка пени установлена в размере 1% от стоимости перевозки за каждый день просрочки, но не более размера стоимости перевозки. С учетом периода просрочки сумма требований Истца по взысканию неустойки составляла 99,1% от основного долга.

Ответчик не согласился с размером заявленной ко взысканию неустойки, посчитав ее несоразмерной последствиям нарушения обязательства, и заявил ходатайство об уменьшении взыскиваемой неустойки на основании ст. 314 ГК. В ходатайстве Ответчик не обосновывал пределы несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств и не представил дополнительные доказательства.

Суд первой инстанции установил, что Ответчик не оплатил транспортные услуги в заявленном Истцом размере и допустил просрочку более 4 месяцев.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования Истца удовлетворены частично, с Ответчика взыскано 10 400 бел. руб. основного долга, 7 221,20 бел. руб. пени (69,4% от основного долга) и 235,83 бел. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании 3094,8 бел. руб. пени.

Ответчик обратился с кассационной жалобой, в которой просил суд вынести новое постановление, уменьшив сумму неустойки до 1000 бел. руб. (9,6% от основного долга).

Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

Позиция Ответчика
  • Взыскание судом первой инстанции пени в размере 7221,20 бел. руб. нарушает баланс интересов сторон, а также противоречит целям и задачам экономического правосудия.
  • Размер взысканной пени несоразмерен допущенным нарушениям обязательства и существенно превышает нормы, применяемые в хозяйственной практике Республики Беларусь. Ответчик ссылался на аналогичные судебные решения по другим делам.
  • Ответчик ссылался также на то, что после вынесения решения он погасил частично основной долг.
Выводы суда

1. Суд первой инстанции, руководствуясь ст. 108 ХПК, при оценке доказательств руководствуется своим внутренним убеждением. Приняв во внимание конкретные периоды (длительность) просрочки исполнения обязательства, высокую ставку пени, размер взыскиваемых одновременно процентов за пользование чужими денежными средствами, которые также компенсируют Истцу последствия ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об уменьшении пени до 7221,20 белорусского рубля с учетом ст. 314 ГК Республики Беларусь.
2. Согласно статье 314 ГК Республики Беларусь, уменьшение неустойки является правом суда, а не обязанностью. При этом ни данной нормой, ни другими нормами гражданского законодательства не установлен регламентированный перечень критериев определения несоразмерности подлежащей взысканию неустойки последствиям нарушения обязательств, как не установлены и пределы уменьшения неустойки. Критерии для установления несоразмерности имеют оценочный характер, исходя из конкретных обстоятельств дела, поэтому судом принимается решение о применении ст. 314 ГК Республики Беларусь на основании совокупности обстоятельств, имеющих значение для разрешения данного вопроса.
3. Доводы Ответчика о необходимости уменьшения неустойки со ссылкой на нормы, применяемые в хозяйственной практике Республики Беларусь, признаются неосновательными, так как на уровне актов законодательства такие нормы не устанавливались, а принятые судебные решения по другим делам не являются обязательными для суда, так как вопрос о соразмерности взыскиваемой неустойки разрешается судом с учетом конкретных обстоятельств дела.
4. В данном случае из материалов дела усматривается, что Ответчик, заявив ходатайство об уменьшении пени, не обосновывал пределы несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, какие-либо доказательства в обоснование заявленного ходатайства об уменьшении пени в суд не представил.
5. Ответчик не доказал нарушение баланса интересов. Удовлетворение законных требований Истца не является нарушением целей и задач судопроизводства в судах, рассматривающих экономические дела.
6. Частичная оплата долга после вынесения решения не подтверждает нарушение судами норм материального и процессуального права и не может служить основанием для снижения неустойки судом кассационной инстанции.

Комментарии REVERA

1. Самое важное, что нужно учитывать – основное рассмотрение дела осуществляется в суде первой инстанции, в то время, как апелляционная и кассационная инстанции осуществляют пересмотр судебного постановления. При этом, если в апелляционной инстанции еще возможно представление дополнительных доказательств под определенными условиями и полный пересмотр дела по правилам первой инстанции, то в кассационной инстанции нет такой возможности.

Соответственно, все доказательства, имеющие значение для дела, и аргументы сторон должны быть представлены ещё в суде первой инстанции. К сожалению, на практике, приходится сталкиваться с тем, что стороны пассивно ведут себя в первой инстанции и начинают активно защищать свою позицию только в апелляционной и кассационной инстанциях уже после проигрыша дела.
Рассматриваемая ситуация это хорошо иллюстрирует: ответчик не представил доказательств и не обосновывал пределы несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства – соответственно, суд первой инстанции рассматривал дело исходя из имеющихся документов и позиций сторон. Естественно, последующая частичная оплата основного долга никак не влияет на размер неустойки, так как не могла учитываться судом первой инстанции.

Ситуация ещё осложняется тем, что критерии для уменьшения неустойки по ст. 314 ГК носят оценочный характер. Белорусская судебная практика исходит из того, что несогласие ответчика с примененными судом критериями несоразмерности не является неправильным применением ст. 314 ГК и не может быть основанием для отмены решения. Мне неизвестно ни одно случая, когда бы суды апелляционной и кассационной инстанций пересматривали бы критерии уменьшения неустойки, примененные судом первой инстанции.

2. Хотя вопрос об уменьшении неустойки по ст. 314 ГК рассматривается едва ли не в каждом в деле, нельзя сказать, что существует однозначная и сформированная судебная практика по этому вопросу. Применение ст. 314 ГК до сих пор представляет собой «русскую рулетку» и сложно спрогнозировать, какую сумму неустойки удовлетворит суд.

Непосредственно ст. 314 ГК устанавливает основной критерий, подлежащий оценке судом   явная несоразмерность последствиям нарушения обязательства, и дополнительный   действия сторон, направленные на добровольное досудебное урегулирование спора.

Вопреки распространенному заблуждению, возможность уменьшения неустойки по ст. 314 ГК не является исключительно постсоветским наследием, аналогичные нормы существуют в гражданском законодательстве многих стран мира. 

Кстати, критерии снижения неустойки в текущем ГК отличаются от ГК БССР 1964 года. Согласно ст. 213 ГК БССР также существовал критерий соразмерности, однако суд должен был ещё учитывать степень выполнения обязательства должником; имущественное положение граждан, участвующих в обязательстве; не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес кредитора. Сейчас не учитывается наличие у кредитора заслуживающего уважения интереса, а также имущественное положение должника.

Критерии несоразмерности определяются в каждом конкретном случае, однако обычно это чрезвычайно высокий процент неустойки, установленный в договоре; значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков и суммой основного долга; непродолжительный срок исполнения обязательства, сумма процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ключевая задача неустойки состоит в стимулировании надлежащего исполнения обязательств контрагентом и не должна служить средством обогащения взыскателя. Однако, вопрос состоит в том, что неустойка всегда идет кредитору в «плюс» к основному долгу, фактически, обогащая его. Следует отметить, что в Беларуси достаточно высокий размер неустойки, удовлетворяемой судом, в сравнении с ЕС и Российской Федерацией.

3. В данном деле в очередной раз поддержана позиция, что каждое дело уникально, потому для суда не могут быть обязательными решения судов по другим делам.

Это действительно так, решения судов по другим делам могут использоваться исключительно в качестве дополнительного подтверждения позиции и толкования положений законодательства. При применении иностранного права суд использует судебную практику для установления содержания норм, согласно со ст. 1095 ГК.

Однако следует отметить, что однообразность толкования законодательства крайне важна для нормального ведения гражданского оборота. В противном случае, судебный процесс становится непредсказуемым и по двум аналогичным ситуациям разные суды могут выносить разные решения. К сожалению, практика показывает, что нормы права, в преломлении конкретных фактических обстоятельств, не всегда могут дать однозначный ответ на конкретный вопрос – подобно рода пробелы законодательства, как правило, закрываются судебной практикой в странах романо-германской системы права. К примеру, в отношении порядка применения ст. 314 ГК есть позиция, изложенная еще Президиумом Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь.

Конституционный Суд РФ подчеркивает значение соблюдения принципа правовой определенности и позиций, изложенных в актах Пленума, Президиума Верховного Суда РФ. Значимость этого принципа такова, что определение или изменение практики применения правовой нормы в акте Верховного Суда РФ является основанием для пересмотра дела в связи с новыми обстоятельствами (ст. 311 АПК РФ). Из нашей практики можем сказать, что при рассмотрении дел в РФ ссылки на решения судов по другим делам является достаточно обычной практикой.

Ссылка на дело: 
http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/e6da83d8a8844245.html