Судебный кейс. В серых горах золота нет: медиация vs реорганизация

Ключевой вывод по делу № 154Мс2119

медиативное соглашение неисполнимо, если до его подписания задолженность перешла по разделительному балансу юридическому лицу, выделившемуся в рамках реорганизации.

Фактические обстоятельства

Должник (покупатель) и Кредитор (продавец) достигли соглашения о применении медиации по вопросу погашения задолженности по договору поставки. По условиям медиативного соглашения Должник обязуется оплатить Кредитору остаток задолженности за поставленные товары в сумме 83 тыс. рублей.

В результате проведенной медиативной процедуры стороны заключили медиативное соглашение от 09.12.2020. Однако учредитель Должника 03.12.2020 принял решение о реорганизации в форме выделения, государственная регистрация которого осуществлена 16.12.2020.

Руководители Должника и выделившегося Правопреемника 03.12.2020 подписали разделительный баланс, согласно которому кредиторская задолженность Должника перед Кредитором в общей сумме 302 тыс. рублей передана Правопреемнику в части 281 тыс. рублей, а в части 21 тыс. рублей осталась за Должником.

Должник не погасил задолженность перед Кредитору в указанные в медиативном соглашении сроки, в связи с чем Кредитор обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, Кредитору отказано в выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения.

Позиция Кредитора

В медиативном соглашении стороны указали конкретный договор, на основании которого возникла задолженность.

Разделительный баланс от 03.12.2020 не содержит информации об обязательствах перед Кредитором, передаваемых Правопреемнику.

Соответственно, заключение медиативного соглашения не противоречит сведениям, указанным в разделительном балансе, который был составлен ранее медиативного соглашения.

Позиция Должника

Кредиторская задолженность Должника перешла к выделившемуся Правопреемнику. С учетом частичной оплаты (3 тыс. руб.) должником в части основной суммы долга (79 тыс. руб.) является Правопреемник.

На остаток задолженности самого Должника перед Кредитором: 336,14 рублей может быть выдан судебный приказ.

 

Выводы суда
  1. В рамках выдачи исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения, условия медиативного соглашения противоречат требованиям ХПК о мировом соглашении. Мировое соглашение обязательно должно содержать согласованные сторонами четкие и ясные условия о порядке, объеме и сроках выполнения обязательств одной стороны перед другой, а также не может содержать условия, препятствующие выдаче исполнительного документа.
  2. Учитывая возражения Должника по объему его обязательств перед Кредитором, а также то, что медиативное соглашение не содержит соответствующих фактическим обстоятельствам условий об объеме (размере) обязательств одной стороны перед другой, так как в медиативном соглашении не учтены сведения, связанные с реорганизацией, по утвержденному 03.12.2020 разделительному балансу, Кредитору следует отказать в выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения.
  3. Рассмотрение судом заявления о выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения является процессуальным действием, не связанным с разрешением судом спора по объему обязательств сторон. Потому являются несостоятельными доводы Кредитора о необходимости принятия во внимание обстоятельств, связанных с реорганизацией должника, и установленных вступившим в законную силу судебными постановлениями о солидарном взыскании долга с Должника и Правопреемника по другому делу, так как данные доводы не влияют на законность принятых судебных постановлений и правовую квалификацию взаимоотношений сторон по настоящему делу;
  4. С учетом ч. 2 ст. 262-3 ХПК отказ в выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения не препятствует обращению в суд для разрешения спора.
Комментарии REVERA

Данное дело интересно выводами суда по двум вопросам: доброкачественность медиативного соглашения в случае перемены лица в обязательства (1), пределы полномочий суда в производстве по делу о выдаче исполнительного документа (2).

В рамках первого вопроса необходимо обратиться к ст. 15 Закона Республики Беларусь «О медиации», ст. 121 и 262-3 ХПК, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.06.2016 №3 «О примирении сторон при рассмотрении судами гражданских и экономических споров». 

Предполагается, что медиативное соглашение подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон (п. 3 ст. 15 Закона «О медиации»). 

Если же добровольного исполнения не произошло, то для выдачи исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения необходимо, чтобы медиативное соглашение соответствовало следующим критериям: оно должно быть составлено в письменной форме (1); не может быть направлено против, а также нарушать права и законные интересы других лиц (2); не может противоречить законодательству (3); должно содержать согласованные сторонами четкие и ясные условия о порядке, объеме (размере) и сроках выполнения обязательств одной стороны перед другой (4); не может содержать условия, препятствующие выдаче исполнительного документа (5); должно содержать сведения о сторонах, медиаторе, предмете спора, а также о принятых сторонами обязательствах, направленных на урегулирование спора, и сроках их выполнения (6).

Вследствие реорганизации обязательство, на момент подписания медиативного соглашения, уже перешло к Правопреемнику на основании разделительного баланса. Обращаем внимание, что при реорганизации в форме выделения моментом перехода прав и обязанностей является дата разделительного баланса, а не дата государственной регистрации выделившегося юридического лица.
 
При таких обстоятельствах формально в медиативном соглашении не учтены сведения, связанные с реорганизацией, потому оно не может быть исполнено.

Касательно второго вопроса о пределах полномочий суда по таким делам – суд отметил, что «выдача исполнительного документа на принудительное исполнение медиативного соглашения является процессуальным действием и не может быть связана с разрешением судом спора по объему обязательств сторон».

Таким образом, предполагается что стороны урегулировали между собой спор путем подписания медиативного соглашения, и задача суда ограничивается проверкой требований, необходимых для выдачи исполнительного документа. Доводы о конкретных обстоятельствах реорганизации, оформлении разделительного баланса, а также иных доказательствах, не принимаются ко вниманию.

Данное дело выявило серьезную проблему, которая снижает эффективность медиации как способа урегулирования споров. Одним из ключевых плюсов, отличающих медиацию от обычных переговоров сторон, является возможность принудительного исполнения медиативного соглашения. С другой стороны, перемена лица в обязательстве может произойти за несколько дней до подписания медиативного соглашения, о чем кредитор не будет знать.

Законодательство предоставляет гарантию кредиторам, что в случае реорганизации они должны быть уведомлены и могут потребовать прекращения, досрочного исполнения обязательства или взыскания убытков. В отличие от хозяйственных обществ, в отношении унитарных предприятий не законодательство не определяет сроки уведомления кредитора о реорганизации. Вне зависимости от наличия или отсутствия уведомления кредиторов, медиативное соглашение становится неисполнимым, если разделительный баланс утвержден раньше его подписания.

Указанная проблема позволяет либо искусственно затягивать процесс взыскания долга (для должника), имитируя согласие на погашение долга, либо получить иные выгоды, например, в виде получения информации (для кредитора). Ситуацию спасает требование законодательства о предварительном согласовании с кредитором перевода долга, в противном случае не исполнить медиативное соглашение стало бы существенно проще.
 
Для другой стороны проверить факт отсутствия текущей процедуры реорганизации крайне сложно. Результаты проведенной процедуры станут известны только при государственной регистрации нового юридического лица, что произойдет позже даты утверждения разделительного баланса.

Возможный вариант защиты: предусмотреть в соглашении о применении медиации требование об уведомлении другой стороны в период проведения медиации о принятии решений о реорганизации, ликвидации или об иной перемене лица в обязательстве, а также возмещение убытков и неустойки в случае неуведомления.

Ссылка на дело: http://court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/economics/510324a2451941ef.html